6+
Меню сайта

Наш опрос
Пользуетесь ли Вы услугами детско-юношеской библиотеки?
Всего ответов: 25

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Официальный интернет-портал правовой информации


GISMETEO: Погода по г.Анапа

Праздники России

Дорогие друзья!

Представляем Вашему вниманию новую страницу нашего сайта «Природа в строках».

Скачать программу.pdf

Человек должен заботиться о природе: это его дом. Там, где нет любви и жалости к природе, там нет и жалости к человеку, там вместе с природой гибнет и человек. Еще писатели прошлого столетия стали писать о варварском отношении к природе, особенно к лесу. Писатели учат людей задумываться над тем, что же мы творим с природой. И если бы природа могла чувствовать благодарность, она бы сказала «спасибо» за то, что они проникают в ее тайную жизнь и воспевают ее красоту.


Виктор Петрович Астафьев

 (01 мая 1924 года – 29 ноября 2001 года)

Виктор Петрович Астафьев родился 1 мая 1924 года в Сибири, в селе Овсянка Красноярского уезда. Его отец вскоре попал в тюрьму (с формулировкой «за вредительство»), а мать трагически погибла. Астафьев оказался в детском доме, потом учился в железнодорожной школе ФЗО (фабрично-заводского обучения), осенью 1942 отправился на фронт добровольцем, был шофером, артразведчиком, связистом. Участвовал в боях на Курской дуге, освобождал от фашистских захватчиков Украину, Польшу.

Виктор Петрович был сибиряком до мозга костей. Он привык к тому, что жизнь бывает жестока, и это знание не давало ему согнуться под натиском раз за разом обрушившихся на него ударов.

Астафьев стал по-настоящему большим писателем. Даже его враги, которых он нажил за свою непростую жизнь, признавали его дар. Он писал о Сибири, о деревенской жизни, об изломанных человеческих судьбах и о войне – том самом горном перевале, который ему удалось взять приступом. Виктор Астафьев не сгинул в окопах; он прошел свою войну и рассказал о том, что видел и пережил, - честно и бескомпромиссно. Читая Астафьева, переживаешь вместе с ним горечь человеческого падения, восхищаешься каждодневным, незаметным на первый взгляд подвигом простого человека, осознавать, что в каждом человеке есть сила, способная перебороть себя. Именно на эту мысль наводит книга Астафьева «Царь-рыба». Это произведение о природе, о проблемах экологии, о взаимоотношении человека и природы, об ответственности человека и природы.

Книгу «Царь-рыба» составляют небольшие рассказы, центральный фигурой которых является человек – хозяин природы. Но не в каждом рассказе человек показан как созидатель, творец, и не каждый человек достоин распоряжаться природой…

Астафьев с первых страниц произведения признается в сокровенной близости к природе, в душевной необходимости остаться с ней один на один, «посидеть у костра в тайге, еще не тронутой, точнее сказать не поувеченной человеком». «Вижу» - основной подход писателя к изображению природы, оттесняя на второй план «чувствую». Но с наступлением ночи темнота скрывает очертания, детали, и человек не столько видит природу, сколько слышит. И не столько слышит, сколько чувствует тишину, чувствует «душу природы». Конкретное растворяется в темноте и тишине, природа начинает восприниматься как нечто единое. Тайга притихает, точно прислушивается к себе. В ее тишине есть что-то потаенное. И отодвинув все дневные заботы, ты целиком отдаешься во власть этой тишины, начинаешь вслушиваться в себя.

В рассказе «Капля» в этой тишине человек замечает вдруг каплю, набухающую на кончике ивового листа, она «замерла, боясь обрушить мир своим падением». Замирает и человек, цепенея за мир. Капля символизирует жизнь человеческую: каплей сливается она в единое течение жизни. Но эта капля-жизнь, с ее покоем и непокоем, представляет высшую ценность на свете. И кажется, будто своим дыханием-мыслью-заботой человек помог капле-жизни не обрушиться.  Все тревоги о природе – это тревоги о человеке. О том, что может «обрушиться» на него, если разрушить-разорвать его естественные связи с природой. Капля – это сознание того, что полное согласие с самим собой невозможно без согласия с природой: не внемлет капля мольбам, обрушится – обрушится с ней и та слиянность с душой тайги, которая есть «долгожданная миротворность».

В рассказах книги «Царь-рыба» Астафьева природа предстает перед нами одновременно и богатой и скудной, и щедрой и скупой, и красивой и безобразной, и могучей и беззащитной, и совершенной и несовершенной.

Богата природа: не успеет поплавок коснуться воды, а уже нужно подсекать хариуса или ленка, одного крупнее другого. Но это только в тех труднопроходимых местах, где люди бывают редко. Речки же, доступные людям, оскудели так, что если и осталась там рыба, то лишь та, что «плавает с порванными губами или кончила противокрючковые курсы». Можно ли назвать богатством то, что скудеет на глазах с неимоверной быстротой?

Щедра природа: охотники, приехавшие на промысел в глубины тайги, быстро запасаются на всю зиму и рыбой, и разной ягодой. Но тут же оказывается, что нет главного – корма для песцов: в тундре мор лемминга, которым питается песец, и потому не будет ни удачной охоты, ни просто никакой охоты.

Не раз природа озадачит, поразит красотой: и красотой цветка, и красотой рыбы, зверя. Но и в самом редкостном, первобытно-редкостном чуде природы – в царь-рыбе - герой одного из рассказов углядит что-то боровье, гадкое, и покажется в ней «все-все отвратно, тошнотно, похабно».

Могуществом, величием, непокорным буйством пугает тайга, ее мощные необузданные реки со страшными порогами грозят человеку, «норовя сбросить все живое и нас вместе с пароходом в волны, задранные белым исподом на грядах камней». Но и вековечное, могущественное человек может разрушить в миг, а природа окажется бессильной восстановить разрушенное.

В природе много непознанного, много загадок. Но знание, проверенное поколениями, обретает силу закона. Астафьев на страницах своего повествования прослеживает, как «загадки», постепенно раскрываясь, обогащаясь знанием и опытом многих людей, превращаются в законы. Каждая из «загадок» природы рассматривается писателем в совокупности с другими, а «законы тайги» у автора помогают приблизиться нам к познанию единого, основного закона взаимоотношений с природой и взаимоотношений людей в природе.

Прийти на помощь – один из непреложных законов, диктуемых природой человеку. Действуя согласно этому закону тайги, познавая красоту и величие природы, герои Астафьева познают и высшее счастье, и высшую ценность человеческого бытия – величие человека, созидающего жизнь.

В «Капле» писатель размышляет: «Нам только кажется, что мы преобразовали все, и тайгу тоже. Нет, мы лишь ранили ее, повредили, истоптали, исцарапали, ожгли огнем. Но страху, смятенности своей не смогли ей передать, не привили и враждебности, как ни старались».

Астафьев всем своим повествованием утверждает: природу можно уничтожить, но ее нельзя победить; природу можно уничтожать, но уничтожение природы есть самоуничтожение человека, уничтожение человеческого в человеке. Через анализ браконьерских «законов», противостоящих «законам природы», Астафьев приводит нас к выводу: у человека только один путь взаимодействия с природой – путь сотворчества. Человек должен продлить всякую жизнь на земле, чтоб продлился он сам.

 Виктор Петрович Астафьев – признанный мастер, знающий и чувствующий природу, требующий бережного к ней отношения. В 80-х годах им также были написаны документальные рассказы о природе и охоте. Тема взаимоотношения природы и человека в той или иной мере звучит во всех его произведениях. С ее помощью Астафьев стремился решать глобальные проблемы времени, искать пути совершенствования личности, пробуждать в человеке чувство сострадания.

Астафьев, В.П. Царь-рыба [Текст]: повествование в рассказах / Виктор Астафьев. – Москва: Детская литература, 2010. – 429 с.: ил. – (Школьная библиотека).

   

Ланщиков, А.П. Виктор Астафьев [Текст] / Анатолий Ланщиков. – Москва: Просвещение, 1992. – 159 с.: ил. – (Школьникам – о современных советских писателях).

Липин, С.А. Человек глазами природы [Текст]: монография / Сергей Липин. – Москва: Советский писатель, 1985. – 232 с.


Иван Алексеевич Бунин

 (10 октября 1870 года – 08 ноября 1953 года)

Любовь Бунина к природе была любовью нежной и мучительной. Эта была любовь к миру, бесконечно близкому его душе. Он не мог не любоваться нежнейшими красками русской природы, не мог не рисовать изумительные и бесконечно разнообразные пейзажи.

Осень была любимым временем года Бунина. Это время увядания наиболее подходило к его светло-грустным воспоминаниям о безвозвратно ушедшем. Бунин не любил ярких красок и мощных голосов природы. В «Эпитафии» он описывает осень так: «Осень приходила к нам светлая и тихая, так мирно и спокойно, что казалось, конца не будет ясным дням. Она делала дали нежно-голубыми и глубокими, небо чистым и кротким. Тогда можно было различить самый отдаленный курган в степи, на открытой и просторной равнине желтого жнивья. Осень убирала и березу в золотой убор. А береза радовалась и не замечала, как недолговечен этот убор, как листок за листком осыпается он, пока, наконец, не осталась вся раздетая на его золотистом ковре. Очарованная осенью, она была счастлива и покорна, и вся сияла, озаренная из-под низу отсветом сухих листьев. А радужные паутинки тихо летали возле нее в блеске солнца, тихо садились на сухое, колкое жнивье… И народ называл их красиво и нежно – «пряжей богородицы».

В рассказе «Антоновские яблоки» запахи играют очень большую роль. Сладостно вдыхать эти запахи, если ты даже никогда и не был в старой усадьбе. Тонкий аромат опавшей листвы и запах антоновских яблок, запах меда и осенней свежести передается читателю. Мы чувствуем, как пахнет «на гумне ржаным ароматом новой соломы и мякины», а когда горит костер, «крепко тянет душистым дымом вишневых сучьев».

У Бунина было редкое и безошибочное ощущение красок и света. Срединная наша Россия предстает у Бунина в прелести серых дней, покое полей, дождях и туманах, а порой в бледной лучезарности, в тлеющих широких закатах. С одинаковой зоркостью он видел все: и среднерусское лето, и пасмурную зиму, и «скудные, свинцовые, спокойные дни поздней осени», и море, «которое из-за диких лесистых холмов вдруг глянуло на меня всей своей темной громадной пустыней».

В записках 1906 года у Бунина есть фраза - «начинается пора прелестных облаков». Эти четыре слова означали начало работы Бунина по наблюдению за небом, по изучению облаков, всегда таинственных и притягательных. А вот другая запись, относящаяся к годам молодости: «Я лежал, опершись на локоть, слушая дроздов, и цепенел в неразрешающемся чувстве той несказанной загадочности прелести мира и жизни, о которой немолчно говорило в тишине пение дроздов». Красота мира для Бунина как загадка, как предмет для вечного удивления и размышления.

О своем чувстве красок, об отношении к цвету в природе Бунин говорит в «Жизни Арсеньева»:

«Я весь дрожал при одном взгляде на ящик с красками, пачкал бумагу с утра до вечера, часами простаивал, глядя на ту дивную, переходящую в лиловое, синеву неба, которая сквозит в жаркий день против солнца в верхушках деревьев, как бы купающихся в этой синеве, и навсегда проникся глубочайшим чувством истинно божественного смысла и значения земных и небесных красок. Подводя итоги того, что дала мне жизнь, я вижу, что это один из важнейших итогов. Эту лиловую синеву, сквозящую в ветвях и листве, я и умирая вспомню…»

А так описывает Бунин грозу в той же «Жизни Арсеньева: «… стало быстро и как-то неверно, тревожно темнеть от надвигающихся с востока туч. Стало тяжко греметь, сотрясая все небо, и все шире пугать, озарять, озарять красными сполохами… Через полчаса наступила кромешная тьма, в которой со всех сторон рвало то горячим, то очень свежим ветром, слепило во все стороны метавшимися по черным полям розовыми и белыми молниями и поминутно оглушало чудовищными раскатами и ударами, с невероятным грохотом и сухим шипящим треском, разражавшимся над самой нашей головой».

Ни с чем не сравнить его описание заката в рассказе «Сны Чанга»: «…винно-красное, лишенное лучей, солнце, которое, коснувшись мутного горизонта, вдруг вытянулось и стало похоже на темно-огненную митру… солнце спешило, спешило, – море точно втягивало его, - и все уменьшалось да уменьшалось, стало длинным раскаленным углем, задрожало и потухло, а как только потухло, сразу пала на весь мир тень какой-то печали…». Читая эти строки, ты, словно, пробуешь каждое слово на вкус, наслаждаешься им, прогоняешь его через свои чувства, мысли, воображение.

Бунин много путешествовал, подолгу жил в Западной Европе, был в Египте, Сирии, Северной Африке, на острове Цейлон. Он мог совмещать в своем творчестве тонкое ощущение природы средней полосы России и восприятие тропического пейзажа со всей яркостью его красок. Слегка приглушенные краски, характерные для Средней России, сразу же приобретают зной и густоту, когда Бунин говорит о юге, тропиках, Малой Азии, о Египте и Палестине. В его стихах есть все: и лес, и степь, и море, и суша, и горы, и пустыни, все времена года, чуть ли не все континенты (кроме Америки и Австралии). А в его рассказах человек неотделим от природы, человеческие переживания, чувства, мысли определяются взаимоотношением с окружающей средой.

   

Бунин, И.А. Избранное [Текст]: в 2-х т. Т.1 / Иван Бунин – Москва: Прибой, 1996. – 656 с.

Бунин, И.А. Жизнь Арсеньева. Темные аллеи. Повести и рассказы [Текст] // Иван Бунин. – Москва: Эксмо, 2008. – 800 с. – (Библиотека Всемирной Литературы).

Бунин, И.А. Стихотворения. Переводы [Текст] // Иван Бунин. – Москва: ОЛМА-ПРЕСС, 1999. – 542 с. – (Библиотека классической поэзии).


Сергей Тимофеевич Аксаков

 (01 октября 1791 года – 12 мая 1859 года)

Сергей Тимофеевич Аксаков – один из основоположников классической русской прозы – в свое время предупреждал, что "богатство лесами вводит нас в мотовство, а с ним недалеко и до бедности". Аксаков с раннего детства всей душой полюбил природу. «Натуральная» история была любимым предметом Аксакова-гимназиста. Прогулки в лес, охота и рыбная ловля стали неиссякаемым источником писательского вдохновения. Его произведения посвящены большой любви к природе, бережному вниманию к ней, к ее полям и лугам, лесам и паркам, к рекам и озерам. Он вел подробный дневник, куда заносил сведения о количестве выловленной рыбы и найденных грибов, о классе и виде застреленной дичи. Он даже регистрировал, сопоставляя, число выстрелов и количество добытой дичи: «…в 1817 году выстрелено 1758, убито 863», «…в 1819 году выстрелен 1381 заяц, убито 743». «Натуралист» в Аксакове очень часто побеждал охотника: «несмотря на увлечение, с которым я всегда предавался разного рода охотам, склонность к наблюдению нравов птиц, зверей и рыб никогда меня не останавливала и даже принуждала иногда, для удовлетворения любопытства, жертвовать добычею, что для горячего охотника не шутка».

Вершиной литературной деятельности Сергея Тимофеевича Аксакова 20-начала 30-х годов стал его небольшой природоведческий очерк «Буран, занимающий и в настоящее время достойное место в области пейзажной словесности. Этот небольшой очерк, появившийся впервые без подписи автора в альманахе «Денница» на 1834 год, является прологом будущих автобиографических и природоведческих произведений писателя. Хотя очерк был датирован Аксаковым 1834 г., но, по-видимому, он был написан во второй половине предшествующего года. Цензурное разрешение «Денницы» помечено 24 октября 1833 г. Можно предполагать, что замысел этого очерка возник у Аксакова задолго до того, как он был воплощен.

Огромный успех имели и написанные позднее "Записки об уженье рыбы". Этот успех побудил Аксакова продолжить их "Записками ружейного охотника Оренбургской губернии". Обе эти книги имели популярность далеко за пределами специального интереса охотников и рыболовов. Они выдержали несколько изданий еще при жизни автора. В свои записки Аксаков включил многие сведения и наблюдения, заимствованные им из рассказов других охотников: «…говорят, что рыба перестает брать перед ненастьем, что она слышит ненастье» и т.п. Аксаков стремился к точности и достоверности описания наблюдаемых явлений, стремился объяснить эти явления, отыскивая их источники и причинно-следственные связи между ними, высказывая гипотезы там, где считает свой опыт и свои знания недостаточными. «Я много раз сам наблюдал, как хватает рыба упавшие листья и уносит вглубь…». Он, предполагал, например, что падающие на воду листья привлекают рыбу тем, что на них находятся насекомые, что для рыб существует какая-то особенно лакомая пища.

Аксаков хотел, чтобы его охотничьи записки стали посильным вкладом в науку: «Ученые натуралисты могут смело полагаться на мои слова: никогда вероятных предположений не выдаю я за факты и чего не видел своими глазами, того не утверждаю»; «Кроме того, что издание таких сведений и наблюдений составило бы утешительное, отрадное чтение для охотников, оно было бы полезно для естественных наук. Только из специальных знаний людей, практически изучивших свое дело, могут быть заимствованы живые подробности, недоступные для кабинетного ученого». Академические естествоиспытатели достойно оценили вклад Сергея Тимофеевича Аксакова. Карл Францевич Рулье биолог, заложивший так называемое экологическое направление в зоогеографии, ординарный профессор Московского университета – не только подружился с писателем, но и принял деятельное участие в третьем издании его охотничьих книг, подобрав к ним политипажи и снабдив их своими примечаниями. Профессор ботаники Харьковского университета Василий Матвеевич Черняев русский ботаник, исследователь флоры Украины – использовал книги Аксакова как неопровержимый аргумент в научном диспуте. А известный орнитолог Модест Николаевич Богданов поставил Аксакова в один ряд с крупными русскими учеными.

Мастерство Аксакова ценили Белинский, Чернышевский, Добролюбов. Знали и восхищались им Тургенев, Толстой, Гоголь. Иван Сергеевич Тургенев писал: "... Всякий, кто только любит природу во всем ее разнообразии, во всей ее красоте и силе, всякий, кому дорого проявление жизни всеобщей, среди которой сам человек стоит, как звено живое, высшее, но тесно связанное с другими звеньями, не оторвется от сочинений господина Аксакова ...".

  

Аксаков, С.Т. Записки ружейного охотника Оренбургской губернии [Текст] / Аксаков, С.Т. Собрание сочинений: в 4 т. – Москва: Художественная литература, 1955. – Т.2 –С. 403-411.

Аксаков, С.Т. Буран [Текст]: очерк // Сергей Аксаков. – Москва: Советская Россия, 1987. – 528 с.: ил.


1 2

Поиск

Вход на сайт

Необходимые ссылки
 






Календарь
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930

Архив записей

Полезные страницы

САЙТ КУЛЬТУРЫ АНАПЫ

САЙТ МБУК "АНАПСКАЯ ЦБС"

НАША ГРУППА

ЛЮБИМЫЙ СЕРДЦЕМ КРАЙ

 
Электронный ресурс Российской государственной детской библиотеки
 
 
 


При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт ДЮБф1 обязательна.
ДЮБ МБУК "Анапская ЦБС"© 2017